СКАЗКИ 1001 ОПРОСА

У прессы появилась новая дубинка, которой можно колотить президента США – опрос общественного мнения, совместно проведенный “Вашингтон пост” и ABC News. По его результатам чахлый рейтинг одобрения Трампа топчется на 36%.
Статистика строго и сухо свидетельствует: американцы повсеместно и поголовно разочаровались в новом президенте. Все, казалось бы, яснее ясного, но вот беда… Если вчитаться в примечания мелким шрифтом в незаметных уголках, вскрываются тревожные детали методологии, которой пользовались проводившие опрос. Методика эта обозначается сугубо научным термином – мухлеж и подтасовка.
Вот как это делается.
Опрос проводила группа AbtAssociates – хлопотливый лабаз в Кембридже (Массачусетс), промышляющий “масштабными общественно-политическими исследованиями”.
В членах совета директоров AbtAssociates значатся бывшие помощники и сподвижники Боба Доула, Билла Клинтона, Барака Обамы, Американской федерации “Планирование семьи” (Planned Parenthood), Всемирного банка и бывшие сотрудники транснациональной налогово-аудиторской консультативно-финансовой корпорации Deloitte, шестой из крупнейших частных организаций США и одной из так называемой бухгалтерской “Большой четверки” мира. Иными словами, тут собралась теплая компания добрых друзей – давосский Всемирный экономический форум в миниатюре.
Само по себе это, конечно, не говорит, что AbtAssociates не способен на честную и продуктивную работу. А вот что именно о том свидетельствует – так это идейный фундамент, лежащий в основе политических опросов, и методика, по которой они сооружают результаты.

“Есть безумие в этом методе…”
Со всей очевидностью опросы “ВашПост”/ABC News неправильно предсказали исход выборов. Можно, конечно, говорить о “статистических погрешностях” и утверждать, что на самом деле они пытались определить народные предпочтения, да и только. Но все это неоспоримо привело их к тому, чтобы представлять Хиллари Клинтон самым вероятным победителем, привело к этому их самих – и практически всех остальных – что не удивительно, если принять во внимание, как это дело работает.
Последние заголовки – которые сами по себе вызвали к жизни сотни вторичных статей и заметок в прессе на эту тему – трубят о непопулярности президента Трампа. Все это породил опрос всего-навсего 1001 человека – в среднем 20 голов на штат. Опрос, который они выдвигают как “представительный” и типичный.
Представительным он становится, когда полученные данные проецируют “на большой экран” с помощью опросно-социологической абракадабры. Именно за эту галиматью на самом деле и платят заказчики опросов общественного мнения. Опросить-то 1001 человека может кто угодно, но эти ребята клянутся, что знают “правильных” людей, а затем способны через их воззрения отразить мнение всего народа.
Теперь давайте взглянем на таблицы данных. Весь прошлый год в их исследованиях были преобладающе представлены избиратели-демократы. В последнем опросе, о котором у нас идет речь, 35% респондентов были демократы, 23% – республиканцы, 35% – независимые (которые, в свою очередь, склоняются отдать голоса за кандидата от Демпартии), 6% вошли в графу “Другие предпочтения”, а 2% было все равно.
Интервью, объясняют опросчики, проводились по-английски и по-испански, а заданные вопросы демографического характера не включены в данные. Я осведомился у “Вашингтон пост” почему же так, но ко времени публикации этой статьи не получил ответа.
Кроме того, они даже не выбирали с кем говорят. Опросчики использовали технику “случайно набираемых номеров телефона” (Random Digit Dialling), как это у них называется. С этим методом я уже сталкивался, наблюдая в Англии за подготовкой к “брекситу” (еще один пример, где опросчики ошиблись), поэтому повторюсь: “Один из работников индустрии изучения общественного мнения сообщил, что опросная фирма ORB использует технику “случайных телефонов” – автомат набирает случайные цифры, пока трубку не поднимет человек, а тогда его спрашивают, мог бы и хотел бы он ответить на вопросы по теме. Этот метод использует и Pew’s Research Center, но неминуемо крохотный объем выборки приводит к тому, что результаты зависят не от данных, а от их досужего толкования”.
Этот метод годами был под шквальным огнем критики, но его по сей день используют без должных оценок и замечаний.
И, наконец, опросчики заявляют в сопроводиловке к таблицам данных: “Наши интервьюеры прозванивали проводные телефоны и мобильные номера, и просили позволения поговорить с самым молодым взрослым мужчиной или женщиной в доме. Результирующая выборка включила 350 бесед по стационарному телефону и 651 беседу по мобильному телефону, в том числе 404 беседы со взрослыми в семьях, владеющими только мобильными телефонами”.
Молодые парни и девчата с мобилками составили подавляющую часть опроса, а семьи, в которых нет проводного телефона, а только мобилы, составили почти половину опрошенных. Не нужно быть дипломированным политологом семи пядей во лбу, чтобы понять как этот фактор, вкупе с перекосом респондентов в бок демократов/независимых (70%), превращает “представительный” опрос в тенденциозный балаган.

Избирательное оглашение
Анализ результатов опроса включает сведения о рейтинге одобрения, историю о российском вмешательстве в выборы, медицину и экономику. Однако для удобства некоторые обнаруженные факты выпущены из “новостного бюллетеня” или попросту похоронены.
Больший акцент сделан на недовольных, чем на тех, кто одобряет. Неудивительно, принимая во внимание, как изначально перекошен соцопрос. Но возьмем осуждающих и порицающих: каков главный пункт их недовольства? В чем ключ и узел их негодования и ропота? Что именно им не нравится больше всего?
Внутриполитический курс? Внешняя политика? Экономическая теория? Нет, ничуть. Главное в том, что “Трамп неприемлемо и неприлично выражается и поступает”.
Это, казалось бы, должно вызвать хоть парочку авторских колонок и редакционных статей, где бы рассуждалось, насколько центристы/левые-центристы/левые зациклены на красотах стиля в ущерб сути дела. Одобряющие хвалят в первую очередь лидерские качества президента, во-вторых то, что он не политкорректный, а затем его внешнюю политику, экономический курс, план построить стену и справиться с ИГИЛом.
Плохие новости для опрошенных левых на том не кончаются: только 37% респондентов думают, что Демпартия “стоит на своем” и борется за четкие интересы, а 52% сказали, что они просто против Трампа. “Вашингтон пост” закопала этот фактик в 12-м абзаце статьи из 19-ти, а CNN о том вообще умолчало.

Политические опросы это “вздор”
Сегодня это очевидно большинству из нас, хотя некоторые предупреждали о том годами.
Вот хотя бы Кристофер Хитченс пишет в моей самой любимейшей книжке “Письма к молодому бунтарю”:
“Первое, что непременно замечаешь – эти странствия по океану общественного сознания совершаются по фрахту и заказу состоятельных и могущественных организаций, которые не бросают деньги на ветер, чтобы удовлетворить простое любопытство. Тактика здесь та же, что и в изучении рынков сбыта, цель тут не истолковать, как на свете все живет и действует, но – изменить порядок вещей, переделать все по-своему”.
На этом он не остановился. В 1992-м он назвал опросы общественного мнения “рэкетом”, который пытается стать вульгарным заменителем демократии. В журнале Harper’s он высказался, нацелившись именно на “Вашингтон пост” и CNN (и прочую шушеру, слишком долгую в списке):
“Опросы, опросы, опросы. Попытайтесь найти новостной момент на бумаге или в телевизоре, где бы не упоминалось это слово. Читателям “Вашингтон пост” от 5 февраля были предложены семь основных историй на головных страницах, из них три – о пессимизме жителей Вашингтона, погибельных тенденциях капитализма и (нужно ли о том говорить?) избирательной кампании Хиллари Клинтон – все из них основанные на опросах общественного мнения. Не желая ожидать день-другой, какими окажутся результаты, Cable News Network (CNN) срочно заказывает и домогается “немедленных зрительских мнений, полученных по телефонным звонкам”, предлагая зрителям-полуночникам посмотреть минутный новостной видеоролик и тут же высказать свое минутное мнение”.
Кристофер Хитченс продолжает: “Политические опросы были рождены не от желания обнаружить общественное мнение, но из жажды овладеть им. Поначалу это было щитом против организованных профсоюзов в борьбе против популизма, позже это стало лучшим оружием в арсенале “массовой психологии” для европейских правых партий…”
Хитченсу еще есть что сказать: “Опросы мнений возникают только когда они могут оказаться полезными – уж совсем точно сказать, они могут помочь существующим властям сохранить нынешнее положение и влияние. На самом деле индустрия опросов – могущественный союзник деполитизавции масс и соорудитель общественного умиротворения”.
Наконец, стоит прислушаться к словам Хитченса по уж совсем крайнему примеру. Он рассказывает, как “Лос-Анджелес таймс” настолько прилипла к механизму публичных опросов, что затеяла выяснять у народа, каковы геосоциоархеобиопсихофизикометеорологологичекие последствия геморройных полипов, возникших в заднице президента Рейгана в 1986 году: “Неизбывная мораль сей истории такова, что политические опросы общественного мнения сегодня являются частью организации, производящей лживые новости, созданные не для того, чтобы отражать настроение нации, но чтобы формировать его по своему произволу и подобию”.
Рахим КАССАМ

 

Advertisements

About vechnyc

Еженедельная русскоязычная газета в Нью Йорке
This entry was posted in Америка, Uncategorized and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s