Белла ЕЗЕРСКАЯ. “ВЗОРВАТЬ ГИТЛЕРА”

В поисках неизвестных героев в истории Германии немецкие – и не только – кинематографисты делают удивительные открытия. Основанные на неоспоримых фактах, приправленные вымышленными деталями для “проходимости”, они порой производят большее впечатление, чем экранизации исторических романов, над которыми уже изрядно поработал автор.
К тому же история Второй мировой войны, развязанной Гитлером, по прошествии столетия видится еще более ужасной, чем ее современникам . И немцам демократической Германии не отмыться от стыда и позора никакими репарациями, хотя их прямой вины нет. Но еще в середине 60-х годов участники заговора против Гитлера, знаменитой “Валькирии” считались не героями, а предателями.
Немецкий режиссер Оливер Хиршбигель построил свой фильм на событиях тревожного 1939 года, когда над Европой нависла серьезная угроза фашизма, и политикам надо было решать судьбу своих стран. Подогретый расистской пропагандой немецкий плебс жаждал крови. Гонения на евреев усилились, погромы стали обыденностью, насилие и жестокость воцарились на улицах. Нация сошла с ума, оболваненная геббельсовской пропагандой и слепой любовью к своему бесноватому фюреру. В этой атмосфере повальной истерии нашелся человек, который ей воспротивился. Его звали Георг Эльзер, он жил в деревушке под Мюнхеном. Георг точно определил источник зла, постигшего Германию и решил уничтожить его взрывом. Хиршбигель так и назвал свой фильм “Взорвать Гитлера”. В американском прокате он идет под названием “13 минут”. То есть ровно столько, сколько понадобилось бы Георгу чтобы изменить ситуацию, а с ней – историю, если бы,… если бы Гитлер не покинул трибуну, под которую была заложена бомба на 15 минут раньше (некоторые исследователи утверждают: на 13 или даже на 7 минут). Но история не признает сослагательных наклонений.
Заслуга режиссера в том, что он открыл миру имя героя-одиночки, который предпринял покушение на Гитлера за четыре года до заговора 20 июня 1944 года, возглавленном полковником Штрауффенбергом. Но тогда крах Германии был предрешен, война была проиграна, выбора у военных не было. Простой сельский столяр почувствовал опасность, которую несет миру Гитлер гораздо раньше, чем блестящие военные аристократы; почувствовал кожей, всем существом. Но почему он? У него была мать, была любимая девушка, которая стала его женой и пострадала из-за него. Он был далек от политики, но его вело интуитивное чувство, которое было сильнее страха. У него был выбор: либо продолжать легкую беззаботную жизнь в компании друзей и любимой Эльзы – (эти кадры в парке, на пляже полные радости жизни, любви, смеха и ярких цветов выступают контрастом в сравнении с мрачной повседневностью), либо идти на риск, который может закончиться провалом. Он сознательно приносил себя в жертву, неизбежную при любом исходе операции. Он это понимал, но него выбора не было. Человек способный и дотошный, он два года тщательно готовил техническую часть покушения, спрятав самодельную бомбу с часовым механизмом возле трибуны в мюнхенской пивной, с которой Гитлер ежегодно выступал перед ветеранами национал-социалистической партии. Он убил 6 человек и ранил 63, некоторых тяжело, но Гитлер остался жив, и ушел невредимый, уверенный, что его хранит провидение.
Георга схватили сразу. На первый же вопрос об имени и фамилии он отказался отвечать. И так и не ответил до конца. Сообщников у него не было – выбивать из него было нечего. Его привязали к пыточному столу и выбивают из него имя и фамилию. Значительную часть фильма занимают пытки, на которые заплечных дел мастера из гестапо были большими умельцами. Смотреть эти кадры нелегко. Они показывают молодого здорового человека окровавленным куском плоти.
Но больше чем невыносимая боль, Георга поразило известие, что Гитлер остался жив. Зачем ему нужно было скрывать свое имя, известное гестапо, и зачем гестапо так упорно добивалось, чтоб именно он его произнес? Может быть, в сокрытии его была форма сопротивления, сломать которую было принципиально важно в профессиональном кодексе палачей? На каждый удар плетью или током он отвечал хриплым матом. Так продолжалось несколько лет. Он уже все рассказал своим палачам, показал все чертежи и планы. Может быть, поэтому и дожил до 1945 года, когда его, наконец расстреляли. Это было милостью и признанием уважения к врагу. Выстрел раздался в темноте. Тут же в смертной камере повесили толстого, налитого пивом мужчину – хозяина пивной. И показали зрителям, правда, со спины, как он несколько минут дергался в петле. Жена Георга Эльза оказалась удачливей. Она пережила мужа и дважды выходила замуж.
Георга играет Кристиан Фридель. Играет обыкновенного симпатичного провинциального паренька, а на самом деле героя, гиганта духа и сопротивления, за что режиссеру, художнику, оператору и всей съемочной группе большое спасибо.
У 60-летнего Оливера Хиршбигеля всего 6 художественных фильмов, не считая сериалов. Не так много. Он родился и провел всю жизнь в Гамбурге. “Взорвать Гитлера” он выпустил в 2015-м, в 2013 году сняв фильм “Диана, история любви”- о последних годах жизни принцессы Дианы, а в 2004 году – “Бункер” (Downfall), который был номинирован на “Оскара”, как лучший иностранный фильм. У него международное имя и хорошая репутация. Не пропустите фильмы этого режиссера несмотря на его труднопроизносимую фамилию ХИРШБИГЕЛЬ. Оливер Хиршбигель. К слову: о заговоре “Валькирия” было снято больше дюжины фильмов – правда, после 1955 года. О подвиге Георга Эльзера – ни одного. До 2015 года Хершбигель был первым. За это ему почет и слава. Но не в родной Германии.
Другой фильм на тему о фашистской экспансии вышел в 2017 году. Производство – США и Великобритания, режиссер Давид Лево. Называется он “Исключение”. Название многосмысловое. Ничего более подходящего, чем фильм о человеке, представляющем исключение из общего правила, не приходит в голову. Да и то в самом конце, когда потерявший от любви к еврейке голову немецкий офицер изменяет своему фюреру. Тема близкая фильму “Взорвать Гитлера”: ведь Георг Эрзель тоже был исключением. В отличие от Хиршбигеля, Давид Лево вставил в сюжет любовную историю, без которой тот развалился бы. А может быть, эта история действительно была?
Меня фильм привлек не столько детективным сюжетом, сколько появлением в нем легенды Голливуда 88-летнего Кристофера Пламмера, памятного еще по незабвенным “Звукам музыки”. Сказать, что его герой “присутствует” было бы некорректно: он великолепно играет, без пауз выдает переходы, от бурного гнева до намека старого волокиты, от мудрого смирения перед судьбой до трогательного прощания с женой. Именно таким видится Пламмеру его герой, бывший кайзер Германии Вильгельм II, которого никто еще не показал на экране. Не могли найти актера его возраста портретного сходства и таланта? В середине 30-х годов, когда Гитлер победил Гинденбурга в качестве канцлера, должность короля оказалась вакантной. Престарелый Вильгельм нашел убежище в Голландии, где чувствовал себя в безопасности и надеялся пережить лихолетье в надежде вернуться на родину. Ему презентовали дворец в горах и отдают королевские почести, как если бы он еще был действующим монархом. В торжественные дни он облачается в полную (маршальскую?) форму. И как же он хорош в ней! А на досуге для здоровья колет дрова и кормит диких гусей и уток. “По крайней мере, – объясняет он хорошенькой служанке, которая приносит ему запас пищи для его подопечных – они не заставят меня отречься от престола”. Похоже, что старик и впрямь уверовал в свое королевское бессмертие. Он явно симпатизирует хорошенькой девушке, несмотря на то, что она еврейка: “мы же не в Германии, слава Богу”. И приходит в необузданную ярость, узнав, что Гитлер уже вошел в Нидерланды. В конце концов он смиряется перед круглосуточным гестаповским надзором, которым Гитлер окружил его во дворце. Где же ему знать, что красивая Мика Дейон – разведчица Сопротивления, которой поручено убить Кайзера, потому что за ним охотится гестапо. Офицер спецсвязи СС Штефан является именно тем человеком, которому поручено охранять кайзера до того момента, когда он передаст его в руки СС – на суд и казнь. Как они разделили эти взаимоисключающие функции показано в финале. Кайзер плохо себя чувствует, его нужно везти в больницу. Умный старик прекрасно все понимает и нежно прощается с женой – навсегда. По дороге фургон останавливается и великодушный Штефан отпускает возлюбленную, чтобы совершить убийство самому. После чего ему один путь – в Сопротивление. Это ли не ИСКЛЮЧЕНИЕ?

 

Advertisements

About vechnyc

Еженедельная русскоязычная газета в Нью Йорке
This entry was posted in Езерская, Uncategorized and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s