Бэла ГЕРШГОРИН. “ДРАГОЦЕННОСТИ ОБЕТОВАННЫЕ”

Десятого июля начался ежегодный, двадцать второй международный фестиваль искусств в Линкольн-центре. Он продлится три недели.
Сказать: “Лето в Нью-Йорке – пора фестивалей” – не открыть Америки. Но всякий раз эта данность дарит ощущение – нет, не местнической гордости, но душевной наполненности и гармонии: вот только часик на метро до Манхэттена – и уже праздник… Можно, не мудря, назвать такое счастье “простым человеческим” – только, видит бог, не всегда мы ищем простоты на сцене и на экране. Этот фестиваль и воздает традиционное должное нетривиальному, причудливому, изысканному…
Мы все, такие разные, по-разному относимся к слову “глобализм” – но когда оно означает открытость, незашоренность, нескованность сознания, теряется негативный подтекст, исчезают ассоциации с нивелированием и обезличиванием. Три фестивальных недели – это двадцать новых постановок, сорок три представления – новаторских, зачастую дерзких, всегда неожиданных. Это звездные и новые имена. Это многоязычие и калейдоскоп культур – похоже, ни один обозримый уголок планеты не обойден приглашением на форум: здесь, помимо американских, будут актеры, певцы, танцоры, музыканты, режиссеры, писатели из Японии, Англии, Германии, Франции, Польши, России, Бразилии, Кубы, Канады, Израиля, Китая, Туниса, Чада – список не окончен…
Порой можно пойти в театр с вполне понятной и простительной целью развлечься. Но – не на эти пьесы, привезенные в Нью-Йорк с неспокойного Ближнего Востока: сами названия предполагают, что зритель выйдет из зала с душой, вывернутой наизнанку. Именно таковы “К концу земли” (To End of Land) Давида Гроссмана – совместное представление тель-авивских театров “Камери” и “Габима”, тяжелая драма израильской матери в стране, терзаемой войной; “Ицхак Рабин: хроника убийства” (Itzhak Rabin: Chronicle of an Assassination) Амоса Гитая – североамериканская премьера, пронзительные элегические воспоминания вдовы Леи Рабин, которые читают Эйнат Вейцман и Сара Адлер; “Пока я ожидал” (While I Was Waiting) сирийского драматурга Мохаммада Аль Аттара – о том, как человек, задержанный на контрольно-пропускном пункте Дамаска, впал в кому… И это все – о том, о чем в обыденной жизни думается редко, а именно: спокойное и размеренное бытие – чудо, невиданная удача. Всевышний отнюдь не гарантировал, что с любым из его детей не случится малопредставимое.
Всевышний также не гарантировал, что его высшее творение способно постичь собственную суть. Лондонский “Театр Невероятного” (Improbable Theatre) в полном соответствии со своим названием и творческими задачами поставил “Opening Skinner’s Box” – еще один спектакль, в котором создатели пытаются ответить на один из самых невозможных по сложности вопросов, что значит быть человеком. Нет, это не намеренно запутанная заумь, понять идею создателей возможно – но только если быть готовыми к тому, что все наши прежние представления о себе, любимых, попросту неверны. Дерзость ученого-бихевиориста, ошеломляющие, по сей день спорные результаты его пресловутых экспериментов с крысами, терзаемыми током… Истории людей, мучимых дурными пристрастиями, удерживаемых в плену памяти, переполненных страхами и новыми страхами. Балансирование научного поиска на тонкой этической грани… В основе – книга Лорена Слэтера о головокружительных психологических экспериментах над природой гомо сапиенс, совместная постановка Фелима МакДермотта и Ли Симпсона.
Одно из самых ожидаемых представлений фестиваля – балет “Драгоценности”, созданный Джорджем Баланчиным ровно полвека назад. Трудно поверить, что источником вдохновения для хореографа послужило буквальное посещение магазина ювелирных изделий. Но все было именно так – и в результате преображения творческой мыслью родился трехактный шедевр на века. В нынешней постановке заняты артисты балета Большого Театра, Нью-Йоркского балетного театра и Парижского театра оперы и балета – в коем творческом содружестве видится высокая символика: Баланчин как хореограф черпал свои идеи в русском искусстве, во Франции и в Америке. “Изумруды” на музыку Форе – изысканный французский романтизм, “Рубины” на музыку Игоря Стравинского – начало эры американского джаза, “Бриллианты” на музыку Чайковского – блистательная дань не до конца разгаданному очарованию русской музыки. Второй российский балетный спектакль – “Укрощение строптивой”, кипучий и страстный, как собственно шекспировский первоисточник. Премьера состоялась в Москве три года назад. Катарина и Петруччио не расстаются с нами! Хореография Жана-Кристофа Малло, музыка Дмитрия Шостаковича, которую вы, безусловно, узнаете: она звучала во многих советских фильмах – один только романс из “Овода” спосбен задеть самые тонкие струны наших душ… Игорь Дронов дирижирует оркестром New York City Ballet.
Удивительное совпадение двух полувековых юбилеев: в один день состоятся представления “Драгоценностей” и причудливого видеоальбома “Серебряные яблоки на Луне” композитора Мортона Суботника, ознаменовавшего эпоху сценической электроники. Как привет с двух разных планет…
А еще будет четыре вечера музыки и документального кино – дань памяти удивительного композитора и саксофониста Орнетта Соулмана, умершего два года назад и оставившего по себе нестираемую память и богатейшее наследие…
Перечислив далеко не все, чем изобилует фестивальная афиша, я желаю всем удачи в азартной ловле дефицитных билетов и радости от зрелищ.

Advertisements

About vechnyc

Еженедельная русскоязычная газета в Нью Йорке
This entry was posted in Гершгорин, Uncategorized. Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s