Марк Трубецкой. ЕЩЕ НЕМНОГО ПРО ЛЮБОВЬ

annex-leigh-vivien-gone-with-the-wind_14
АТЛАНТИК-СИТИ
Кто-то сказал: “Чтобы познать человека, нужно его полюбить…”
Автобус возвращался в Нью-Йорк. Возможно, среди уставших пассажиров были те, кому совсем скоро предстоит рассказать самым близким о выигрыше. Возможно…
Игорь Гардин сидел у окна. Как он любил эти возвращения, когда уже всё позади и можно опять планировать следующий приезд. Но сейчас ему было не до планов. Через три сидения за ним, тоже у окна спит женщина. Он обратил внимание на неё ещё утром, и даже хотел подойти, чтобы спросить, не виделись ли они раньше. Но она казалась такой строгой и неприступной! Да и к тому же она была не одна. Рядом с ней высокий, интересный, молодой мужчина, с детской улыбкой и добрыми глазами. И он не подошёл…
Он прикрыл глаза и оказался на весеннем балу в Московском университете. Медленный танец. Девушка. Потом они встретились у кого-то из его друзей. Она пела. Низкий теплый голос. Длинная коса, губы…
Игорь резко повернулся и посмотрел на женщину у окна. Да! Конечно! Автобус остановится, и он подойдет к ней и скажет, что они знакомы! И её попутчик окажется просто родственником, и они встретятся, и он опустится на колени, прикоснётся губами к её руке, и всё несвершенное когда-то – свершится! А потом они долго будут лежать, разметавшись на белой простыне. Он приподнимется на локте, поцелует её в маленькое нежное ухо и шепнет: “Господи, где же ты была всю жизнь?..”
Он посмотрел в окно на ночной город. Нет. Он не будет ждать остановки. Он подойдет сейчас! И он подошёл. И её попутчик был просто родственником, и они оказываются соседями – живут в трёх улицах друг от друга. И она не из Москвы. И никогда не была в МГУ.
Он проводил их, а потом, идя к себе, просил Бога о том, чтобы ночь оказалась самой долгой в его жизни…
Через несколько дней они встретились. Она пришла с двенадцатилетней дочерью, а он с пятнадцатилетним сыном. Когда их юные чада ушли по набережной вперед, он сказал: “Ну, вот теперь я уж точно сдам на права и куплю машину…” Она улыбнулась: “А у меня уже давно есть пермит”.
Они смеялись, шутили. Игорь не помнил, когда чувствовал себя таким молодым и умным, как сейчас. А она… Как она смотрит на него! Он сделает всё, чтобы она всегда так улыбалась.
Пройдет немало времени, и они поедут в Атлантик-Сити. Всей семьей. И кто-то обязательно выиграет. В конце концов, кто сказал, что выигрыш мешает счастью? Покажите этого господина…

ЗАПАХ ЛЮБВИ
Я как-то сказал одной своей знакомой, что собираюсь написать новеллу под названием “Запах любви”. Она удивилась: “Странно… И о чем же ты будешь писать?”
Я знаю, о чем. Моя история – моя жизнь, мои поезда и самолеты, мои маленькие и большие города, мои остановки и пересадки, мои простуды, обиды, невыносимая жара, талый снег, бьющий наотмашь дождь и первая, еще даже не зеленая трава. И женщины…
Даже когда они строги, они милы и беззащитны, а о строгости своей забывают моментально, конечно, если влюблены. Они с радостью отдают последний глоток воды, не ожидая ничего взамен, они гораздо больше дети, чем мы, они лучше нас, ибо редко, очень редко не возвращаются в свой дом … Они умеют любить. Все до единой.
Влюбленная женщина… Как она смотрит, как молчит, как мстит, как торопит, как слаба, как ответственна, как трагична, как наивна, как смешна, как непредсказуема и восхитительна – как жизнь!
У каждого было всё… И если у Вас в руках были женские волосы, если по ночам Вы и Она хотели есть и улыбались, ну что ж, всё это внесите, сударь, в актив. Конечно, хорошо бы ещё успеть посадить дерево, вырастить сына или дочь, хорошо бы. Да господи, разве же мало прекрасных дел! Но почему-то всё теряет смысл, если нет Любви. А если она есть, вы словно и не живёте, а смотрите удивительный фильм, в котором плачут и смеются, и не хотите, чтобы он закончился, и всё это время вас преследует запах – сена, молодой травы, свежего хлеба, горькой полыни, духов, дыма сигар, спелых вишен, жареной рыбы, терпкого вина, шелковых одежд, морозного дня, утреннего морского прибоя…
У меня, как и у всех, свой путь, свой срок, но как хочется надеяться, что то время, когда я замечаю рядом таинственные глаза неожиданно похорошевших женщин, а мой голос звучит уверенно, как и должен звучать голос самостоятельного мужчины, – не останется навсегда лишь в воспоминаниях. Это удивительное время, когда ты ещё всё можешь, и при этом уже точно знаешь, чего хочешь, время, когда не только веришь, что он существует, но и остро чувствуешь этот пьянящий, сводящий с ума, опасный, узнаваемый, но всегда разный – запах Любви.

ПОЧЕМУ?..
Сильный ливень заставил его сбавить скорость. Машину иногда заносило так, что даже ему, водителю с опытом, да к тому же известному лихачу, было жутко. Нет, так нелепо заканчивать жизнь в его планы не входило. Конечно, ничего хорошего он уже не ждал, все складывалось бездарно и глупо.
Картина, которую он писал много лет, завтра должна была быть представлена на престижной выставке. Она всем нравилась, да и он вроде был доволен, но вот в самый последний момент вдруг отказался, и сейчас она, его заветная работа, его боль, его грезы и надежды, валяется в багажнике. Не смог. Он так и не смог выразить то, что чувствовал. Но, Господи, почему? Почему образ женщины, о которой он мечтал всю жизнь и которую, казалось, уже давно знал, так и не удавалось запечатлеть на небольшом холсте. Его кисть фальшивила. Он ей не верил. Значит, одного таланта и мастерства мало? Как он ненавидел эти бессмысленные размышления! Ну не дано – и точка. И хватит! Он решил остановиться. Ехать дальше было невозможно. Он вообще-то любил дождь, но это уже было какое-то стихийное бедствие. Чересчур. Он заглушил мотор. Достал сигарету, но закурить не успел. Случайный взгляд в окно заставил биться его сердце громко и часто. Он уже и забыл, что оно способно на такое… У обочины стояла женщина. Без зонтика. В легком платье. Ее лицо бил дождь. Глаза были закрыты, и было неясно, плачет она или смеется. Вот она – настоящая грация. Это о таких говорят – созданы для любви. Шея, грудь, спина сводили с ума. Её хотелось целовать под этим диким дождем. Она стояла, опустив руки. Ее невозможно было жалеть. Таких нельзя взять в рабство, нельзя купить, соблазнить, обмануть, таких можно только любить…
Он еще не знал, хватит ли у него смелости открыть дверь машины и сказать: “Останься со мной навсегда, ты нужна мне”. Но он уже знал, что завтра его новая картина будет на выставке и на нее будут смотреть все. И пытаться понять, какой у этой женщины характер, счастлива ли она, и почему она стоит одна под дождем, и кто же это позировал известному художнику. Конечно, ему будут предлагать за картину огромные деньги, но он ее не продаст. Никогда. И он знал почему…

Advertisements

About vechnyc

Еженедельная русскоязычная газета в Нью Йорке
This entry was posted in читалка. Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s