Алексей НАКСЕН. ЭКСТРАПОЛЯЦИЯ В НОЧЬ ПЕРЕД РОЖДЕСТВОМ”

7 января, в первую субботу нового года, в Нью-Йорк пришла зима. Снег укрыл необъятный город плотным белым одеялом. Вовремя, как раз на православное Рождество.
Принято считать, что это особый праздник, сочетающий в себе духовное возвышение и мистические тайны, к которым многие стараются прикоснуться при помощи различных ритуалов и гаданий. Издавна сложилось множество гаданий, которые проводятся как в ночь перед Рождеством, в Сочельник, так и в день самого праздника. Любители гадания полагают, что рождественские гадания отличаются особой точностью и глубиной предсказаний. Здесь и гадание по картам, и гадание с зеркалами, и гадание по монете (на исполнение желаний), и гадание по ниткам, и на кофейной гуще, и многое-многое другое.
“Татьяна верила преданьям
Простонародной старины,
И снам, и карточным гаданьям,
И предсказаниям луны.
Ее тревожили приметы;
Таинственно ей все предметы
Провозглашали что-нибудь,
Предчувствия теснили грудь”.
А что, если и нам в эту ночь, по примеру пушкинской Татьяны, попытаться заглянуть в будущее, но не гадая – оставим это знатокам карт, зеркал и кофейной гущи, – а, например, с помощью вполне опробованного метода экстраполяции. Что это за штука такая? Если в самом общем виде, то экстраполяция – это распространение выводов, сделанных на основе настоящих и прошлых состояний явления(процесса) на их будущее, предполагаемое состояние. Вооружившись этим инструментом, вначале внимательно присмотримся к происходящим сейчас событиям, а затем – подумаем вместе, каким образом они определят 2017 год.

Американо-российские отношения
14 декабря 2016 года журнал Forbes познакомил своих читателей с самыми влиятельными людьми в мире. Первое место в этом списке журнал отвел Путину. “Российский президент оказывает влияние едва ли не на каждый уголок планеты. На родине, в Сирии и на выборах президента США Путин продолжает добиваться того, чего хочет”, – утверждает Forbes. Вообще-то, Forbes первое место в мире отводит российскому президенту уже четвертый год подряд. Но в прошлом году Путин произвел особенное впечатление на редакцию журнала своим воздействием на американский избирательный процесс. “С таким вероятным союзником, как Трамп в Белом доме, власть Путина может стать безграничной на долгие годы”, – завершает обоснование своего выбора Forbes. Сильно сказано, не правда ли? Но насколько справедливо?
Российский фактор стал одним из центральных в наших предвыборных дискуссиях после того, как Демпартия признала факт взлома своих серверов “анонимными” хакерами…
Об этом стало известно 15 июня 2016 года. Как выяснили специалисты по безопасности компании Crowd Strike, за взломом стояли две хакерские группы: одна по имени Cozy Bear или “Милый Мишка” (APT29), другая – Fancy Bear или “Крутой Мишка” (APT28). Дмитрий Альперович, технический директор компании Crowd Strike, тогда отметил, что параллельная работа двух групп неудивительна, поскольку одновременно над взломом могли работать “разные российские ведомства”. Обе были неоднократно замечены в участии в промышленном, политическом и военном шпионаже. Считается, что за Cozy Bear стоит ФСБ РФ, а Fancy Bear входит в орбиту ГРУ Генштаба РФ. Кстати, в 2015 году Fancy Bear совершила атаки на информационные системы Бундестага и Христианско-демократического союза Германии, французский телеканал TV5 Monde, информационные системы Белого дома и НАТО.
Любопытными обитателями берлоги оказались эти мишки…
А в самом начале нового года, 6 января, была опубликована рассекреченная версия отчета американских спецслужб, названного”Оценка российских действий и намерений во время прошедших выборов в США”. Документ подготовили ЦРУ, ФБР и АНБ. Если вкратце, то самым главным является безусловный вывод о вмешательстве России в ход президентской кампании в США: кибератаки и вбросы предприняты по указанию Владимира Путина.”В число целей, которые преследовала Россия, входили подрыв общественного доверия демократическому процессу в США, публичное унижение госсекретаря Хиллари Клинтон и нанесение ущерба ее имиджу для снижения шансов на победу на выборах нового президента США… Мы также делаем вывод о том, что Владимир Путин и российское правительство отдавали выраженное предпочтение Дональду Трампу”.
С этим все ясно. Но насколько эффективной оказалась эта помощь Трампу, можно ли просчитать в какой-то конкретной форме результаты всей этой массированной компании дискредитации Клинтон и поддержки Трампа? На эти и подобные вопросы отчет не дает ответа, но это и не входило в задачу наших спецслужб. Политическая сторона всей этой истории находится далеко за пределами компетенции разведки и ФБР. Да и можно ли это установить? Например, опросить каждого американца, принимавшего участие в выборах? Это по определению невозможно.
Поэтому можно политику на время отставить в сторону и сосредоточиться на другом – на государственных интересах. И в этом контексте заслуживает внимание двухстраничное дополнение к отчету наших спецслужб. Об этом стало известно во вторник 10 января из сообщения CNN. И в этот же день, но ближе к вечеру, малоизвестный интернет-портал BuzzFeed опубликовал 35 страниц убористого текста, получивших вскоре прозвище “досье Трампа”. О чем идет речь?
Как свидетельствует Эндрю Вуд, бывший посол Великобритании в России, во время своей встречи с сенатором Маккейном на международной конференции по безопасности в канадском Галифаксе он рассказал ему о неком досье, подготовленном отставным британским разведчиком. Содержание этого досье к тому времени видели уже многие люди в Вашингтоне, но не сенатор Маккейн.
“Я сказал ему, что я в курсе содержания доклада, хотя сам его не читал. Он может соответствовать истине, а может и нет – я не в состоянии это оценить”. – рассказал журналистам Би-би-си посол Вуд. – “Но в докладе содержатся два основных обвинения: во-первых, что кандидат Трамп был как-то замешан в хакерских атаках, а, во-вторых, что он совершил компрометирующие его сексуальные действия в России. К этим обвинениям, с моей точки зрения, следует относиться серьезно – если они соответствуют истине”.
После этого разговора Джон Маккейн – согласно версии Guardian – отправил своего представителя за океан для получения досье и уже 9 декабря лично передал его директору ФБР Джеймсу Коми. Все остальное уже хорошо известно: в сжатой форме этот аналитический отчет стала частью брифингов, которые провели руководители основных спецслужб нашей страны – Национальной разведки, ФБР, ЦРУ и АНБ – с уходящим президентом Обамой в четверг 5 января и на следующий день – с президентом-электом Трампом.
С точки зрения формальной логики, этот отчет, во-первых, может быть полностью правдив, во-вторых, включать правдивую информацию наряду с ложной, в-третьих, быть ложным с начала до конца.
О том, что он не полностью достоверен, писали уже журналисты BuzzFeed в предисловии к публикации. То есть, первый вариант изначально отпадает, остаются два последующих. Это и не удивительно: во все времена разведчикам очень редко удавалось раздобыть 100% надежную информацию. Специфика работы, знаете ли…
Поразительна скорость распространения информации в наше время. Только 10 января мы узнали о досье на Трампа, а уже на следующий день Wall Street Journal рассказал об авторе этого аналитического материала. Британская пресса немедленно присоединилась.
Итак, познакомьтесь, Кристофер Стил, 53 года, выпускник Кэмбриджа, большую часть своей жизни провел в британской разведке MI6. В 1990-е годы работал под прикрытием в Москве, как британский дипломат. По возвращении в Лондон быстро продвинулся внутри “Russia desk”, или российского бюро MI6. После 20 лет службы в разведке ушел в отставку (угроза исламского терроризма тогда представлялась намного серьезнее чем Россия) и вместе с Крисом Бёрроуз создал в 2009 году компанию Orbis Business Intelligence. На эти же годы пришлось его сотрудничество с нашим ФБР, отделом евразийской преступности.
В сентябре 2015 года за помощью к Orbis Business Intelligence обратилась вашингтонская консалтинговая фирма Fusion GPS. Ее клиент, кто-то из влиятельных республиканцев, запросил компрометирующие материалы по Дональду Трампу…
Политика и компромат – две вещи неразлучные. Лучше всего, по-моему, это выразил герой романа Роберта Пенн Уоррена “Вся королевская рать”: “Человек зачат в грехе и рожден в мерзости, путь его – от пеленки зловонной до смердящего савана. Всегда что-то есть”.
Русское направление представлялось наиболее перспективным, а Стил был несомненным экспертом по-тамошнему – “всегда что-то есть”. Для выполнения заказа Стил обратился к своим российским контактам, связь с которыми поддерживал долгие годы. После номинации Трампа на съезде в Кливленде, уже демократы запросили примерно то же. Собранный материал, зачастую полученный через третьи-четвертые руки, Стил оформил в виде нескольких меморандумов. Так и возникло “досье Трампа”, ставшее громкой сенсацией в самом начале нового года.
Как в разведке, так и в журналистике, говорить о достоверности полученной из анонимного источника информации можно лишь только в том случае, если она подтверждается по другим каналам. В случае доклада Стила таких сообщений нет. Или… пока нет. Но это не суть важно. Важно другое – а почему же наши ведущие спецслужбы в лице их руководителей решили ознакомить президента Обаму и президента-электа Трампа с непроверенным содержимым досье?
Ответ состоит из двух элементов, публично оглашенного и… подразумеваемого.
Во-первых, это досье уже стало достоянием публики, как минимум, с середины октября. В нем описан, при условии даже частичной его достоверности, серьезный потенциал для будущего шантажа Трампа. Поэтому высшему руководству страны необходимо с ним познакомиться, хотя бы в самой лаконичной форме.
Во-вторых, автор отчета Кристофер Стил всегда отличался безукоризненной профессиональной репутацией, как в кругу своих британских коллег, так и глазах руководителей наших спецслужб, прежде всего, ФРБ. Именно Джеймс Коми проводил брифинг Трампа по этому досье.
Об этом же говорил экс-посол Эндрю Вуд в интервью Би-би-си:
“Би-би-си: Но, с другой стороны, может быть, кто-то целенаправленно распространяет ложную информацию?
Э.В.: Да, это возможно.
Би-би-си: Расскажите про Криса Стила – вы хорошо его знаете?
Э.В.: Я его знаю как очень компетентного, профессионального агента, который ушел из секретной службы и у него теперь собственная частная компания.
Би-би-си: Вы ему доверяете?
Э.В.: Я не думаю, что он мог бы взять и сочинить это. Я не уверен, что в каждом случае он придет к правильному выводу, но это разные вещи”.
11 января утром мир узнал имя автора досье и немедленно пресса решила с ним познакомиться. Но… британские журналисты слегка запоздали. Кристофер Стил бежал, причем столь стремительно, что даже не выключил свет в спальне. Он только успел зайти к соседям и попросил покормить его кошку. Все…
Самое сложное, когда речь идет о докладах подобного рода, – не выдавать свои источники информации. Будучи профессионалом, он хорошо понимал, что в Москве есть немало авторитетных товарищей, желающих побеседовать с ним на предмет его российских связей. Классический джентльменский набор: имена, пароли, явки. Ну, а в случае их выявления, контактам Стила не позавидовал бы даже самый отчаянный мазохист…
А на своей пресс-конференции в среду 11 января Дональд Трамп сказал, что этот отчет полностью сфабрикован, в нем нет ни слова правды. Все фейк, подделки. В добавок, он подверг сомнению компетентность спецслужб США, задав вопрос: “Мы, что, живем в нацистской Германии?”
К счастью, нет. У нас открытое демократическое общество и если какая-либо новая информация, подтверждающая или опровергающая этот доклад, появится, то американская публика об этом узнает. Сенатский комитет по разведке заявил 13 января, что он проведет расследование относительно попыток России повлиять на президентские выборы и в случае необходимости вызовет на слушания помощников Трампа. Между прочим, если Стил решит выйти из тени и дать показания в Сенате, он может стать главным свидетелем. Но бросив перчатку двум могущественным президентам, он будет оставаться там, где есть… в самой глубокой тени.
В любом случае, это история, впрочем, как и уже доказанное влияние Кремля на выборы, не упрощают, а объективно усложняют главную внешнеполитическую задачу Владимира Путина – сесть с новым американским президентом за стол переговоров и конкретно определить российскую сферу влияния в Европе, что-то вроде Ялты 2.0. А те сигналы, которые подавал Дональд Трамп в ходе избирательной кампании говорили, что это вполне возможно.
Во-первых, взгляды Трампа на НАТО, роль этого западного оборонительного альянса в современном мире. Он излагал их неоднократно. Начиная с программного интервью по внешней политике, которое он дал в конце марта 2016 года журналистам New York Times Дэвиду Сэнгеру и Мэгги Хейберман. Продолжил он изложение своей стратегии в серии интервью и речей, последовавших после этой публикации. Итак, говоря о Европе, Трамп определил НАТО как “obsolete”, т.е. устаревшее. Трамп полагает, что НАТО было создано в период холодной войны для противодействия СССР. Холодная война давно позади, СССР уже не найти на карте, тогда зачем НАТО? (это во многом перекликается с взглядом Путина и России на НАТО).
Вместо оборонительно альянса, по мнению Трампа, надо создать антитеррористическую организацию. Да и обходится НАТО слишком дорого: Америка вносит порядка 70% бюджета оборонительного альянса (вообще-то – 22%, но это детали). Как Трамп сказал: “НАТО несправедливо для нас в экономическом отношении”. Вскоре, в ходе предвыборной кампании, 3 апреля, Трамп заявил, что если союзники не начнут платить, то должны покинуть организацию. “И если НАТО распадется, то так тому и быть”, – подытожил кандидат.
21 июля, как сообщила New York Times, Трамп заявил, что США должны избирательно поддерживать страны НАТО в случае нападения на них. Он отметил, что, находясь на посту президента США, он примет решение о вмешательстве в конфликт с участием балтийских стран и России после того, как убедится, что эти государства выполнили свои обязательства перед НАТО. То есть, кандидат в президенты поставил под сомнение безусловность срабатывания 5-й статьи устава НАТО. Она обязывает все страны Альянса оказать немедленную помощь стране – жертве внешней агрессии.
Между прочим, эта статья всего лишь однажды была приведена в действие – по требованию… Соединенных Штатов!
11 сентября 2001 г. базировавшаяся в Афганистане “Аль-Кайда” уничтожила на территории нашей страны большое число американцев. Масштабы содеянного и число погибших в тот день превысили ущерб, причиненный в результате нападения на Перл-Харбор, вовлекшего США во Вторую мировую войну. Уже на следующий день после этого Североатлантический совет, высший руководящий орган НАТО, заявил: “Если будет определено, что это нападение направлялось из-за границы против США то тогда это будет расцениваться как действие, на которое распространяется ст.5 Вашингтонского договора”.
После докладов, с которыми 2 октября выступили американские должностные лица перед представителями государств-членов НАТО, условие, касающееся внешнего характера нападения, было, по общему мнению, удовлетворено. Таким образом, ст.5 устава НАТО полностью вошла в силу.
Свой вклад в миссию НАТО в Афганистане внесли и страны Балтии. Например, крошечная Эстония направила туда сначала одну роту, а затем вторую. В 2009 г. общая численность эстонских военных в Афганистане достигла 289 человек. За первые десять лет боевых действий там погибли девять эстонских военнослужащих. Ранения получили 92 человек, 32 из них полностью утратили трудоспособность… Эстония, впрочем, как и другие страны Балтии, за нас уже воюет, только об этом мало кто знает. А жаль…
Во-вторых, отношение Трампа к аннексии Россией украинского Крыма, а также к последовавшим после этого санкциям. Как сообщил Politico, 27 июля, на пресс-конференции во Флориде, Трамп рассказал о том, что будет с антироссийскими санкциями и статусом Крыма в случае его избрания президентом Соединенных Штатов. Отвечая на вопросы журналистов, Трамп заверил, что, став полноправным хозяином Белого дома, он готов поставить на повестку дня вопросы о снятии ограничительных мер в отношении России, а также о признании территории Крыма частью РФ. “Народ Крыма, насколько я знаю, предпочел бы быть с Россией, а не там, где он был раньше. И это обязательно нужно учитывать”, – сказал Трамп.
“Мы изучим этот вопрос, он обязательно будет рассмотрен” – заявил Трамп, слова которого приводит Рolitico, даже несмотря на то, что официальная программа Республиканской партии не предполагает отмены санкций, более того, подразумевает их усиление. И уж тем более там нет и намека на признание Крыма частью российской территории.
Выступая перед избирателями 1 августа в штате Огайо, Трамп озвучил свою оценку современной геополитики, коснувшись и “крымского вопроса”. “Попытки со стороны США отобрать силой Крым у Российской Федерации, и возврат полуострова Украине может спровоцировать Третью мировую войну… Вы хотите начать Третью мировую войну, лишь бы вернуть Крым обратно?” – сказал Трамп.
11 января, во время слушаний в Сенате Рекс Тиллерсон, тогда еще кандидат в госсекретари, назвал условие признания Крыма частью России. По словам политика, администрация президента Дональда Трампа признает воссоединение полуострова с РФ только при выработке устраивающего Украину соглашения… Могу только представить, с каким давлением американской стороны придется столкнуться украинским лидерам в самое ближайшее время…
А в интервью Wall Street Journal, опубликованном в пятницу, 13 января, Трамп отметил, что может отменить антироссийские санкции, введенные Обамой в конце декабря в ответ на имевшие место кибератаки. Это произойдет, если Москва окажет содействие в борьбе с терроризмом и решении других задач. “Если мы ладим и если Россия действительно помогает нам, зачем кому бы то ни было сохранять санкции, если кто-то делает действительно хорошие вещи”, – сказал он.
А чуть позднее, 15 января, Дональд Трамп дал интервью сразу двум европейским газетам: британской Times и немецкой Bild . Оно было посвящено вопросам внешней политики. В частности, американский лидер сказал: “Есть санкции против России – давайте посмотрим, не получится ли у нас заключить с Россией хорошие сделки. Например, я думаю, ядерного оружия должно быть намного меньше, нужно очень существенно его сократить. Это одна часть. А тут эти санкции, и Россия сейчас от них тяжело страдает. И я думаю, здесь может кое-что выйти, от чего многие выиграют”.
В-третьих, негативное отношение Трампа к ЕС.
В том же интервью Трамп, отвечая на вопросы, касающиеся ЕС, заявил, что его доверие к канцлеру Ангеле Меркель “может просуществовать недолго”. При этом он приравнял ее к президенту России Владимиру Путину как лидеру, который потенциально может стать проблемным союзником.
“Я думаю, что другие тоже покинут союз. Убежден, сохранить его будет не так просто, как большинство думает. И если поток беженцев в разные части Европы продолжится, будет тяжело сохранить ЕС, потому что людям это не нравится”, – сказал Трамп. “Посмотрите на ЕС и Германию. На самом деле он инструмент Германии. Думаю, по этому Великобритания поступила разумно, оставив его”, – добавил он. Он предположил, что примеру Великобритании последуют и другие страны.
Пессимизм по поводу перспектив Евросоюза Трамп объяснил тем, что ЕС мешает увеличению числа рабочих мест и экономическому росту стран.
Энтони Гарднер, действующий посол США в Евросоюзе, в интервью британской Daily Telegraph, уточнил:”Команда Трампа интересуется у чиновников ЕС, какая следующая страна последует за Британией и заявит о выходе из сообщества”. Также Гарднер назвал “глупостью” поддержку распада ЕС. “Думать, что, поддерживая разделение Европы, мы сможем действовать в своих интересах, было бы абсолютной глупостью… Быть ярыми сторонниками Brexit для нас – это верх глупости”, – заявил посол.
Почему же новый американский президент занял позиции, столь отличные от всех его послевоенных предшественников, от Трумэна до Обамы, и столь близкие Кремлю?
Если отбросить конспирологические теории, то можно предположить, что американский президент в своей картине мира отводит России особую роль. Похоже, что Трамп надеется на помощь Путина на трех важнейших направлениях американской внешней политики.

Сирийский узел
Трамп многократно говорил, что было бы хорошо вместе с Россией разгромить ИГИЛ. Такое ощущение, что был явно впечатлен, как “весомо, зримо, грубо”. Путин пришел в Сирию. Российская группировка с первых же дней действовала в Сирии решительно, бескомпромиссно и, очень часто, просто жестоко. Судя по всему, Трамп американскую морскую пехоту посылать в Сирию не собирался, а без действий на земле, только с воздуха, джихадистов не разгромить. Вот тут-то и нужна российская армия. План Трампа, в самых общих чертах, понять не сложно: российские наземные силы, поддерживаемые американской авиацией, проводят наступление на Ракку, берут столицу Халифата штурмом и в ходе боев уничтожают ИГИЛ. Но ведь Путин за просто так своих людей в атаку не пошлет, что-то Трамп должен будет ему дать взамен… А что? Но об это в следующей части статьи. А пока… факты и только факты.
Итак, уже в конце сентября 2015 г. Трамп заявил, что не уверен, что на смену Асаду в случае его свержения не придут люди “еще хуже”, и что он поддерживает усилия России по борьбе с “Исламским государством” на Ближнем Востоке, в том числе – в Сирии.
Вскоре, отвечая на вопрос о том, поддерживает ли он тех, кто, подобно России, выступает на стороне сирийского президента Башара Асада, или же тех, кто считает Асада причиной нынешнего кризиса в Сирии, Трамп заявил в эфире канала NBC: “Я на стороне тех, кто считает, что если Россия хочет воевать с ИГИЛ, то пусть делает это, а не тех, кто завидует и не хочет, чтобы она это делала”
6 октября 2016 г. Трамп вновь обратился к теме своего отношения к России и президенту Владимиру Путину. “Я не люблю Путина, но я и не ненавижу его. Посмотрим, как это будет развиваться. Посмотрим. Может быть, у нас будут ужасные отношения. Может быть, это будет что-то посередине”, – сказал Трамп. При этом кандидат в президенты причислил Москву к потенциально ценным союзникам в борьбе с Исламским государством. “Я так скажу: если мы поладим с Россией, и Россия вместе с нами как следует вмажет ИГИЛ, меня это устраивает, ребята”, – подчеркнул он.
В самом начале 2017г., 6 января, Трамп назвал благом хорошие отношения с Россией. “Только глупые люди или дураки могут полагать, что это плохо!” – отметил он. При этом республиканец пообещал, что во время его правления “Россия будет уважать нас намного больше, чем сейчас”.
А уже совсем недавно, 11января, во время первой своей пресс-конференции в качестве президента-электа, Трамп заявил, что Российская Федерация может оказать Соединенным Штатам помощь в борьбе с ИГИЛ. Трампа также спросили об отношениях с президентом России Владимиром Путиным. По словам Трампа, если Путин ему симпатизирует, то это плюс. “Я считаю, что он честен”, – поделился своим пониманием личности Путина республиканец.
Прошло более пятнадцати лет с того времени, как Джордж Буш-младший в июне 2001 года в Любляне “заглянул в глаза” Путину, “ощутил его душу” и увидел в нем “прямого и достойного доверия человека”. Многое произошло за это время, от грузинской войны до Алеппо, а российский президент все так же очаровывает вновь избранных американских лидеров. Может потому, что наступание на грабли стало у нас новым национальным видом спорта?
И все-таки, если бы Дональд Трамп поинтересовался у Джорджа Буша насчет”прямого и достойного доверия человека”, то его надежды на честную сделку с Путиным приняли бы значительно более реалистичный характер… Но не будем забегать вперед.

Китайский покер
Отношение Дональда Трампа к Китаю, к его экономической экспансии хорошо известно. За последние четверть века Китай из просто самой густонаселенной страны превратился в экономического гиганта. В 2015 году мы приобрели там товаров и услуг на сумму в 497,8 млрд долларов. Смогли продать того же на сумму в 161,6 млрд. долларов. Дефицит в 336,2 млрд. впечатляет. Причин для такого дисбаланса много, в том числе, собственно экономическая политика китайского правительства. Трамп многократно в своем Твиттере подвергал ее критике. Например, Пекин “обложил тяжелыми сборами” американские товары, идущие в КНР, притом что Соединенные Штаты не облагают китайские товары такими сборами. Новый президент говорит, что Пекин специально занижает курс своей национальной валюты, юаня, чтобы заполнить американские рынки своей продукцией и лишить американских производителей прибыли.
Кроме того, Трамп резко критиковал экспансионистские устремления КНР в Южно-Китайском море, 86 процентов которого в Пекине называют “своими территориальными водами”. Там КНР вначале создала за несколько лет целый архипелаг искусственно созданных насыпных островов. А затем на этих островах были сооружены военно-воздушные и военно-морские базы. Южно-Китайское море – стратегическая акватория, одна из самых транспортно загруженных в мире. Там проходят морские трассы грузоперевозок (на сумму до 5 триллионов долларов в год), связывающие Восточную Азию с Европой, Ближним Востоком, Индией и Африкой.
Трамп собирается заново провести переговоры с Китаем по экономическим вопросам и ему нужен какой-то рычаг давления на будущего партнера, чтобы провести переговоры в нужном ему ключе, с позиции силы. Об этом своем методе он с гордостью рассказывал в книжке “Искусство сделки”. А как надавить на Китай, на эту глыбу?
Например, в своем большом мартовском интервью New York Times он говорил о том, что лучший способ пресечь размещение китайских военных объектов на спорных островах в Южно-Китайском море – пригрозить, что Китаю закроют доступ на американские рынки. “Мы имеем огромную экономическую власть над Китаем”, – заявил тогда Трамп. Но более детальный экономический анализ показал, что это не совсем так. Точнее, совсем не так. И тогда Трамп изменил свой подход.
2 декабря, в пятницу, состоялся 10-минутный телефонный разговор между Дональдом Трампом и Цай Инвэнь – президентом Китайской республики (которую чаще называют Тайванем по названию острова, на котором она расположена). Из заявления властей Тайваня следует, что стороны обсудили будущее двух стран, экономические связи и вопросы обороны. Официальный Пекин попытался преуменьшить значимость разговора, назвав его “очередной тайваньской выходкой”.
4 декабря, в воскресенье, Трамп раскритиковал в серии твитов экономическую политику Китая и усиление его военного присутствия в Южно-Китайском море.
В ответ на это, 5 декабря официальный Пекин откликнулся передовицей в “Жэньминь жибао”, в которой прямо предупредил избранного президента США: “Провоцируя трения, вредя китайско-американским отношениям, можно получить прямо противоположные результаты, что не поможет “сделать Америку снова великой””.
Трамп продолжил давление и прямо заявил, что в случае “отсутствия прогресса” со стороны КНР в подходах к взаимной торговле он готов сделать “предметом переговоров” важнейший для политики Пекина принцип “одного Китая”. В соответствии с этим принципом, с которым Соединенные Штаты согласились еще в 70-е годы прошлого века, Вашингтон уже несколько десятилетий не поддерживает никаких отношений с Тайванем (“Китайской республикой”), который в Пекине считают своей мятежной провинцией. Что, впрочем, никогда не мешало Вашингтону поставлять Тайбею современное вооружение, а американским бизнесменам – заключать на Тайване многомиллионные сделки. В ответ МИД КНР, до сих пор прямо не реагировавший на антикитайские высказывания Трампа, резко заявил о недопустимости каких-либо переговоров по принципу “одного Китая”, основе для нормальных отношений Пекина и Вашингтона. Газета Global Times, близкая к руководству КПК, написала: “Дональд Трамп не будет разочарован мощью нашего возмездия, если осмелится повредить принципу “одного Китая””.
Судя по всему, китайцы не дрогнули и тогда Трамп еще раз усилил давление, но на этот не напрямую, а с помощью Рекса Тиллерсона. Во время слушаний в Сенате Тиллерсон заявил, что в случае необходимости Соединенные Штаты должны блокировать доступ Китаю к искусственным островам в акватории Южно-Китайского моря. Что конкретно означает блокаду этих островов нашим Тихоокеанским флотом. С точки зрения международного права военно-морская блокада это акт войны… Нормальная перспектива для двух ядерных держав. Китай не замедлил ответить редакционной статьей во все той же Global Times. Там было сказано, что учитывая мощь и уровень подготовки китайской армии, новая администрация США должна готовиться к крупномасштабной войне, если решит ограничить доступ Китая к искусственным островам.
Все. Больше давить на Китай нечем. Что же в этом случае остается, какую еще карту может разыграть Трамп в этом большом покере с Китаем? Судя по всему, русскую.
В полном соответствии со стратегией, почти полвека назад разработанной Генри Киссинджером.
Его босс, президент Ричард Никсон, пообещал своим согражданам завершить Вьетнамскую войну на почетных для Америки условиях. Поэтому его избрали в 1968 г. и переизбрали четырьма годами позже. Но выполнить это обещание оказалось гораздо сложнее, чем пообещать. За спиной Северного Вьетнама стояли его могущественные союзники и друзья – Советский Союз и Китай. Киссинджер, бывший вначале советником по национальной безопасности и ставший позднее госсекретарем, предложил разорвать эту связку. В геополитическом треугольнике США – СССР – КНР самым слабым звеном был Китай. А что, если предложить Пекину признание на международной арене плюс торгово-экономические отношения в обмен на его отказ в поддержке Ханоя?
С этой миссией в 1972 году президент Никсон отправился в Китай. Переговоры с Председателем Мао прошли успешно, предложения американской стороны были приняты. В свою очередь, Пекин прекратил оказывать помощь Ханою. И кто знает, как бы затем все сложилось, если бы не  Уотергейтский скандал и вынужденная отставка Никсона…
Примерно такую же схему старый лис предложил Трампу, только… с другим слабым звеном – Россией. А что, если предложить Москве что-то очень значимое в обмен на ее значительное ослабление связей с Пекином? Оставшись в одиночестве, без своего важнейшего партнера на международной арене, Китай станет намного более податливым к требованиям Соединенных Штатов. Что может запросить российский президент в качестве платы за такую услугу, сказать сложно. Но можно предположить – что-то очень весомое. В любом случае, роль Владимира Путина в решении важнейших для для Америки международных проблем возрастает драматически. Следовательно, и зависимость внешней политики Дональда Трампа от кремлевского правителя.

Иранский вызов
Со времени Исламской революции отношения между Соединенными Штатами и Ираном были всегда напряженными. Они порой достигали критических точек, как, например, во время Иракской войны. В те годы Тегеран оказывал всестороннюю помощь шиитским повстанцам на юге Ирака. Самые большие потери американский контингент понес от так называемых “импровизированных взрывных устройств”. Так дипломатично наши военные называли очень хитроумные мины, разработанные в Иране и больших количествах поставляемых шиитской милиции Муктады ас-Садра. Но поставками оружия Тегеран не ограничился, зачастую отрядами шиитов командовали кадровые офицеры Корпуса стражей исламской революции. Стражи выполняли и технически сложные функции, требующие специальной подготовки: минеры-подрывники, минометчики, артиллеристы, связисты, парамедики и т.п. Администрация Джорджа Буша оказалась перед сложным выбором – отреагировать соответствующим образом и, тем самым, вовлечь напрямую Иран в войну или… сделать вид, что ничего не происходит. В Белом доме выбрали второе.
Прошли годы… В ночь на 14 июля 2015 года Иран и “шестерка” международных посредников достигли соглашения об урегулировании многолетней проблемы иранского атома. Сложнейшие многосторонние переговоры завершились компромиссом: Иран во многом прекращает свою атомную программу, а Совбез ООН, США и Евросоюз снимают свои экономические и финансовые санкции. При этом США отменяют лишь те санкции, которые мотивировались стремлением обуздать иранскую ядерную программу. По словам Обамы, санкции, примененные к Ирану в связи с его “поддержкой терроризма, нарушением прав человека и программой разработки баллистических ракет”, останутся в силе.
Эта сделка встретила неоднозначную реакцию в нашей стране. Как в Конгрессе, так и за его пределами раздалось множество голосов, утверждавших, что соглашение более отвечает интересам Ирана, чем Соединенных Штатов. Президент Трамп был и остается в числе самых активных критиков сделки. Например, в ходе теледебатов 13 февраля 2016 г. он заявил: “С Ираном мы провели самые худшие переговоры, которые я видел в жизни. Такая сделка – позор для США”. Будучи кандидатом на пост главы государства, Трамп неоднократно говорил, что его приоритетом №1 будет отмена “катастрофической” ядерной сделки с Ираном.
На фоне наших дебатов по ядерной сделке усилилось противостояние американского и иранского флотов в Ормузском проливе. Иранские провокации не отличались особым разнообразием: скоростные катера на большой скорости начинали приближаться к какому-либо американскому судну, порою имитируя атаку. Американцы отвечали максимально сдержанно.
Здесь стоит отметить, что Ормузский пролив – это стратегически важное “бутылочное горлышко”, обеспечивающие выход из Персидского залива в Индийский океан. Через Ормузский пролив непрерывно идут танкеры с иракской, кувейтской и саудовской нефтью. Проблема заключается в том, что для прохода через Ормузский пролив все морские суда, включая военно-морской флот США, должны плыть по иранским территориальным водам. Почти все входы в Персидский залив идут через иранские воды, а большая часть выходов из него – через воды Омана. Иран разрешает иностранным судам пользоваться своими территориальными водами на добровольной основе, а также на основании части III Конвенции ООН по морскому праву о транзитном прохождении судов. В ней говорится, что суда могут свободно проходить через Ормузский пролив и другие водные пространства с целью непрерывного, быстрого и беспрепятственного транзита из открытого порта в открытое море и обратно.
Движение морских судов через Ормузский пролив всегда проводилось во взаимодействии с военно-морскими силами Ирана, которые состоят из регулярных ВМС и флота Корпуса стражей исламской революции. Фактически иранские военно-морские силы осуществляют контроль в Ормузском проливе совместно с Султанатом Оман через оманский эксклав Мусандам.
Поэтому иранцы чувствуют себя в проливе как дома, а нас воспринимают как нежеланных гостей, даже врагов. В этом все дело. Несмотря на всю мощь ВМС США, география работает буквально против американского флота в Ормузском проливе и Персидском заливе. Узость Персидского залива делает его похожим на канал, по крайней мере, в стратегическом и военном плане. Авианосцы и боевые корабли США заперты в узких водах Персидского залива и вблизи его побережья.
Маленькие сторожевые и торпедные катера Ирана, действующие в Персидском заливе, кажутся жалкими по сравнению с американскими авианосцами и эсминцами. Но внешность обманчива. В условиях Ормузского пролива эта назойливая мелюзга способна нанести серьезный ущерб и даже потопить наши крупные корабли. А вот иранские катера очень трудно обнаружить и еще труднее уничтожить. Поэтому столь опасны провокации иранцев в акватории Персидского залива.
В воскресенье 8 января 2017 г. эсминец USS Mahan сделал три предупредительных выстрела в сторону иранских судов в Ормузском проливе, сообщило наше оборонное ведомство. По данным агентства Reuters, четыре катера Корпуса стражей исламской революции “с высокой скоростью” приближались к американскому кораблю. По словам капитана Дэвиса, иранские суда приблизились к его судну на расстояние менее 800 метров.
25 августа 2016 г. произошел аналогичный случай. Патрульный корабль ВМС США открыл предупредительный огонь по приблизившемуся к нему иранскому катеру. Корабль Корпуса стражей исламской революции приблизился к двум американским и одному кувейтскому кораблям в северной части Персидского залива, пройдя на расстоянии 180 метров от одного из них. После отказа иранских моряков покинуть указанную зону, были сделаны три предупредительных выстрела. Всего в прошлом году было 60 подобных инцидентов. Это в полтора раза больше, чем в 2015 г. Почему же нарастает частота иранских провокаций, если, казалось бы, они должны быть удовлетворены ядерной сделкой и отменой санкций? Да еще кучу денег получили в придачу? Интересно, да?
К этому стоит добавить, что 9 сентября прошлого года Дональд Трамп пообещал, что после его вступления в должность 20 января любые иранские суда, которые притесняют ВМС США в Персидском заливе, будут уничтожены (shot out of the water). А это уже война. Война с коварным, жестоким и непредсказуемым противником. Нужна ли она администрации Трампа, ему лично?
В этой ситуации нужна помощь посредника, обладающего необходимым авторитетом в глазах иранских мулл. И таким посредником, способным разрулить ситуацию, может быть – вы уже догадались – мистер Путин, самый влиятельный человек в мире (по версии журнала Forbes).
Ну, а кто же еще?..
Продолжение следует

Advertisements

About vechnyc

Еженедельная русскоязычная газета в Нью Йорке
This entry was posted in Наксен and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s