Алексей НАКСЕН

ВТОРЫЕ ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ДЕБАТЫ РЕСПУБЛИКАНЦЕВ
В среду 16 сентября прошли вторые президентские дебаты республиканцев. Для их проведение RNC (Национальный комитет Республиканской партии) выбрал Президентскую библиотеку им. Рональда Рейгана в небольшом калифорнийском городе Сими-Валли.

Президентские дебаты – неотъемлемый компонент избирательной кампании в нашей стране. Еще со школьной скамьи американцы знают о судьбоносных дебатах Авраама Линкольна и Стивена Дугласа. В памяти американцев еще живы дебаты Джона Кеннеди и Ричарда Никсона. Это были вообще первые теледебаты между кандидатами в президенты Соединенных Штатов. Они были столь значимы, что вошли в историю страны под названием “Великие дебаты”. Опросы показали, что американцы, которые слушали только радиотрансляцию дебатов, оценили эту дискуссию как победу Никсона. В свою очередь, те, кто следил за спором кандидатов по ТВ, безоговорочно отдали победу Кеннеди. Впоследствии Никсон и Кеннеди дебатировали еще три раза – во всех трех случаях Никсон имел преимущество, однако результаты “Великих дебатов” он изменить не смог. Эффект этой телетрансляции оказался рекордно значительным: более половины избирателей впоследствии утверждали, что эти дебаты повлияли на их отношение к кандидатам в президенты, а 6% заявили, что сделали свой выбор именно в результате дебатов.
С тех пор многое изменилось в американской политике, но значение дебатов по-прежнему  значительно. Зачастую, это главная форма знакомства американцев с претендентами на высший пост в стране. В дебатах можно выделить три основных компонента:
– Спортивный (соревновательный),
– Театральный (зрелищный),
– Содержательный (сущностный)
Когда говорят, что победил тот или иной участник дебатов – то это, конечно, спортивная сторона дебатов. Можно еще добавить с каким счетом – по результатам опросов общественного мнения.
Когда обращают внимание на то, как политик выглядел, говорил, держался на сцене – это, несомненно, дань театру. Кстати, именно в этой части и проиграл Никсон в том памятном 1960 году. Незадолго до дебатов он умудрился повредить колено и пару недель провел в госпитале. В результате он похудел, выглядел бледным и осунувшимся. Под яркими софитами в телестудии непрерывно потел… По ядовитому выражению одного из журналистов, он напоминал “клерка по продаже участков на кладбище”. В свою очередь, Кеннеди предыдущие дни провел в солнечной Калифорнии, появился в студии загорелый, бодрый и энергичный. Но это к слову…
Попробуем оценить только что завершившиеся республиканские дебаты именно по этим трем позициям, где спортивный результат будет завершающим.
Итак, накануне ожидалось, что центральной фигурой вторых теледебатов между претендентами на республиканскую номинацию станет Дональд Трамп. Он уже несколько недель лидировал во всех опросах общественного мнения. Вполне закономерно, что на нем сосредоточили свои атаки остальные претенденты, что он получил больше всего экранного времени. А начал Трамп с заявления о том, что его коллега Рэнд Пол вообще не должен был находиться вместе со всеми на сцене – у него всего лишь 1% рейтинга. На первый взгляд это заявление было излишним: ну чем мог навредить или помешать лидеру этот однопроцентник?
Этот вопрос возникает в том случае, если мы забываем о театральности происходящего. В театре много жанров: драма, трагедия, комедия и т.д. Обычно дебаты проходят в форме драмы. Драмы идей, драмы характеров. К этому жанру привыкли, он стал общепринятым. А Трамп сломал все стереотипы: он предложил комедию масок, классическую итальянскую дель арте. Среди персонажей этой комедии есть некий Панталоне, венецианский купец. Он богат, уже не молод, обладает задиристым характером, не сдержан на язык и, порою, бывает достаточно злобным. Трамп предложил свою трактовку этой маски. Именно такой Панталоне мог – и даже должен! – атаковать неудачника Пола… Ну а разве нормальный американец мог бы позволить себе публично оскорбить Карли Фиорину, единственную женщину среди претендентов, заявив, что у нее не то лицо? Да, действительно, в разряд голливудских блондинок она вряд ли бы попала, но это же удар ниже пояса, точнее, дамской талии? Который джентльмен не может себе позволить?
Одним из элементов британского наследия, доставшегося Америке, было подчеркнуто уважительное отношение к женщине. Когда в американской семье мальчик немного подрастал, он слышал от родителей, что должен вести себя как джентльмен. А девочка, кстати, как леди. И не важно – каково было положение семьи на социоэкономической лестнице, насколько богатой или бедной она была. Такое воспитание было общепринятым… Да, джентльмен не мог бы оскорбить Фиорину, а Панталоне – запросто! Эта маска дала необыкновенную свободу Трампу говорить все, что ему заблагорассудится. Никакой “фильтрации базара”, никакого внутреннего контроля.
Наоборот. Уже в самом начале гонки, когда Трамп оскорбил мексиканцев как нацию, все гуру от политологии немедленно заявили, что Трампу избиратели это не простят. А вместо этого рейтинг пошел вверх.
Дальше – больше. Трамп нанес удар по репутации сенатора МакКейна как героя вьетнамской войны. И опять, все аналитики сошлись на том, что американцы, теперь уж точно, за это накажут Трампа. Ан нет, его рейтинг поднялся еще выше.
Загадка? Да, конечно.
Но у нее есть отгадка: политику Трампу не простили бы, а от звонких оплеух, раздаваемых Панталоне налево и направо, публика приходит в полный восторг. Как и положено в комедии масок.
Ну а если речь, все-таки, идет о чуть более серьезных вещах, например о внешней политике? “Я хотел бы поладить с Путиным. Я хотел бы пообщаться с ним. Я могу ошибаться, и в таком случае мне, наверное, следует избрать другую стратегию, но я мог бы поладить со многими мировыми лидерами, с которыми наша страна не ладит”, – заявил Трамп в течение дебатов.”To get along”, то есть умение поладить, договориться – очень важная, несомненно, черта характера бизнесмена. А политика? Казалось бы, и тут ответ должен быть положительным. Но не всегда. Одним из элементов ответа Запада на российскую агрессию в Украине стала дипломатическая изоляция Путина. Обама с ним не общался почти год после короткого разговора в австралийском Брисбене. Путина стал в мире изгоем.
Это стало особенно очевидным, когда российский МИД пытался договориться о встрече Путина с Обамой в Нью-Йорке на текущей сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Дважды они выходили с этим предложением, и, насколько известно, ответ получили следующий: встреча будет только в том случае, если у президента Путина будет, что предложить. Вот в этом контексте – о чем Трамп собирается договориться с Путиным? Путин мечтает о новой Ялте, то есть о встрече с американским президентом, где произойдет передел Европы. Где будет признано право России на Крым – как минимум. А еще Путину хотелось бы получить власть над Украиной, странами Балтии и Молдовой. Это означало бы не только восстановление Российской империи, но и крах НАТО. И что, Трамп готов мчаться в Москву и быть на подтанцовке у Путина? Хорош, однако, борец за “восстановление американского величия…”.
А Карли Фиорина, с которой так нехорошо обошелся Трамп, твердо заявила, что она бы отказалась встречаться с нынешним российским президентом.”Я бы начала с немедленной реорганизации 6-го флота, потом перестроила бы программу ракетной обороны в Польше и проводила бы регулярные активные учения в странах Балтии. И отправила бы еще несколько тысяч солдат в Германию”, – заявила Фиорина. “Владимир Путин тут же понял бы, что к чему”, – добавила она. Вот это и есть прямое наследование доктрины Рейгана, однажды доказавшей свою состоятельность. С путинской Россией можно и нужно разговаривать, но только – как в свое время с Советским Союзом – с позиции силы: знаменитый “нулевой вариант” Рейгана… У кого как, а у меня в памяти, когда я видел Фиорину, возник образ “железной леди”, Маргарет Тэтчер. Вот нам бы такого лидера! Но что-то я уж очень забегаю вперед…
Забавно было наблюдать за тем, как в ходе этих дебатов задиристый Панталоне превратился в безвольного и глуповатого Арлекино – когда речь зашла о Путине… Я коснулся только одного из моментов дискуссии по вопросам внешней политики, но как он красноречив!
И все-таки, был момент, когда Трамп снял все маски. Речь зашла о прививках и аутизме. Трамп рассказал о том, как он настоял, чтобы его детям все прививки давали в меньшей дозировке и в более длительный период времени. Мы увидели на сцене умного, искреннего, любящего отца… Жаль только, что это ощущение подлинности возникло ненадолго…
Кроме комедии масок в непревзойденном исполнении Трампа, был представлен и традиционный жанр драмы. На авансцене блистал Тед Круз. Он был великолепен в своих монологах: хорошо поставленный голос, артистические интонации, психологически выверенные паузы… Смотрел точно в камеру, обращаясь к своим избирателям. 27 марта этого года Пегги Нунан, публицист  WSJ, прокомментировала объявление Круза о вступлении в гонку заметкой: The Too-Smooth Crus или “Слишком прилизанный Круз”.
Она выделила две проблемы в отношении кандидатуры молодого политика. Во-первых: 44-летний сенатор из Техаса не так много совершил реального в жизни. Хотя он постоянно сравнивает себя с Рональдом Рейганом, но в этом больше напоминает Барака Обаму. Во-вторых: “На людях, а, зачастую, и в личном общении(!) Круз использует свои руки, мимику лица и модуляции голоса подобно телевизионному профессионалу. Политики должны быть актерами, но фишка в том, что надо быть актером, но только без фальши”.
Попадание в десятку, миссис Нунан! Да, Тэд Круз очень напоминает этакого Актера Актерыча из провинциального театра… Свои верные почитатели у него, конечно, есть, но этого явно недостаточно для получения номинации.
И если искренность это самое дорогое в искусстве политического театра, то наиболее искренни, а зачастую, подкупающе искренни были, на мой взгляд, три претендента: Карли Фиорина, Марк Рубио и Крис Кристи. А если допустить, что с содержательной точки зрения дебаты были бедны, то как прикажете избирателям выразить свои предпочтения? Конечно, по уровню театрального представления. Кто любит театр дель арте с максимально утрированной, шаржированной определенностью слов и дел – выберут Трампа. Кому дорог психологический театр – отметят Фиорину, Рубио и Кристи. Но здесь я просто обязан отметить, что ресурсы развития образа, заключенного внутри маски, очень ограничены. Да, конечно, превращение нудной политической дискуссии в буффонаду вызвало колоссальный всплеск внимания публики, но как далее развивать маску а ля Панталоне? Маски на то они и маски, что не подлежат развитию, а только интерпретации. Поэтому Трампу предстоит – если он стремится остаться в лидерах – сбросить маску. Иначе падение к нему внимания/рейтинга предопределено.
Интересно, в каких дебатах мы почувствуем внимание претендентов к реальным проблемам Америки? К тому, что волнует большинство страны, а не отдельные электоральные группы? Вот тогда мы и будем все вместе обсуждать не столько личности (или маски) кандидатов, сколько их программы. Это означает, что от зрелищного компонента дебатов мы перейдем к содержательному.
Скорее бы.
Что касается спортивного компонента, то 20 сентября были опубликованы результаты опроса общественного мнения, который проводили CNN-ORC International в период 17 – 19 сентября. На 12-й странице можно увидеть как изменились предпочтения республиканцев после дебатов. Трамп опустился с 32 до 24%. Фиорина пошла резко вверх – с 3 до 15%. Карсон опустился с 19 до 14%. Рубио поднялся с 3 до 11%. Буш сохранил свои 9%. Круз опустился с 7 до 6%. Кристи чуть приподнялся – с 2 до 3%.

Advertisements

About vechnyc

Еженедельная русскоязычная газета в Нью Йорке
This entry was posted in Америка, Наксен and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s