Сара ЙЕГЕР. “РОЖДЕННЫЕ В ТЮРЬМЕ “

 Куда деваются младенцы матерей, которые отсиживают тюремный срок и родили за решеткой?

Глубоко научное исследование утверждает, что для женщин, попавших в такую передрягу, характерен пониженный уровень криминального рецидивизма, а в итоге – лучшие условия жизни для малышей. Нет худа без добра, понимаете ли.
Алиса Майер была на четвертом месяце, когда полицейский повязал ее в мотеле в Кингстоне (Нью-Йорк). Было это под вечер в августе 2013-го. Пылающее светило потихоньку склонялось к вершинам Катскильских гор. За пару дней до того дружок Алисы – ночевавший у нее в номере с тех пор, как узнал о прибавлении в “семействе” – пропустил положенный срок и не отметился в правоохранительном агентстве по контролю за уголовниками, отбывшими срок и выпущенными на волю. Алиса тоже не кисейная барышня – она тоже была за решеткой. Они с дружком условно-досрочно вышли на  свободу за хорошее поведение и клятву больше не безобразничать. Кроме того, им было строго-настрого предписано держаться подальше от прочих преступников и воспрещалось любое общение со всеми, имевшими судимость. Из-за совместных ночевок, таким образом, парочка могла попасть в крупные неприятности, потому Алиса с парнем пытались найти приемлемый выход и решить, что делать дальше. Барышня как раз вышла за пиццей – и в коридоре столкнулась нос к носу с копом.
Уголовная парочка выросла в Кингстоне, что в Гудзонской долине. В те давние времена в тех краях работала фабрика IBM, пока в начале 1990-х не начались массовые увольнения и сокращения штатов, и наступил полный упадок. Алиса не застала период процветания и родилась, когда в городке практически не было уже ничего, кроме супермаркета и пары-тройки закусочных. Гордиться там оставалось разве только неуемным ростом преступности.
Родители Майер развелись, когда девчонка еще пешком под стол ходила, мама ишачила на двух работах и домой приползала полумертвая от усталости и отключалась. Алиса дневала в гостях у бабушки, а потом, позже, околачивалась на улицах родного района, о котором шла, мягко говоря, недобрая слава. В средней школе она как-то раз на автозаправке познакомилась с торговцем кокаином, сошлась с ним и перебралась на квартиру к наркодельцу. Он покупал ей новые шмотки,  давал баксы на маникюр и вообще на что захочется. Под конец их романтического союза девица взялась помогать – и сама толкала наркоту на продажу.
В 2009-м, когда Алисе стукнуло 18, она одолжила шесть граммов приятелю, только что вышедшему из тюряги. Он пожаловался ей, что сидит на мели без копья в кошельке и ему позарез нужна “пудра”, чтобы по-быстрому провернуть сделку. Оказалось, что сделку-то он уже заключил – но с местной группой агентов по борьбе с наркотиками. Вскоре копы вышибли двери алисиной квартиры, и девушка загремела на три года по решению суда.
До лета 2013-го, когда Майер поняла, что понесла, ее уже дважды отправляли назад за решетку за  нарушение правил и порядка досрочного освобождения. Она позвонила в клинику, чтобы записаться на аборт. Алиса понимала, что находится не в лучшем положении, чтобы стать матерью – она как раз устроилась на новую работу и верила, что может наконец-то изменить свою житуху к лучшему. Правда, касательно дружка своего, она в том не была уверена. Она не хотела, чтобы ребенок рос безотцовщиной, как случилось с ней самой.
Однако когда дружок узнал, что ребенок на подходе, он поклялся, что завяжет с мрачным уголовным прошлым и пойдет дальше вчистую вместе с ней. Сообща они как-нибудь выйдут на широкую и ясную дорогу. Потому Алиса не пошла в клинику, а вместо того отправилась в салон и сделала себе татуировку Blessed (Благословёнка) по ключицам. Недолго думая, парочка сделала ноги и бросилась в бега.
Офицера, надевшего ей браслеты в мотеле, особо не колыхало, когда Майер сказала ему, что беременна. Точно так же фиолетово было и судье. Алисе предъявили обвинение в том, что она якшалась с другими условно-досрочниками, пропустила назначенный срок отметки – и отправили назад в кутузку. Пока ее раздевали догола и обыскивали в приемном отделе, перед ней неминуемо стоял вопрос, с которым каждый год сталкиваются тысячи американок: что будет с ребенком, родившимся в заключении?
За прошедшие 40 лет число заключенных в американских тюрьмах стало крупнейшим в мире; число детей, у которых родитель отбывает срок, выросло почти до 3 миллионов. Для работников исправительных учреждений и деятелей высокой политики эти детали могут не играть роли и сливаются с окружающим пейзажем. Другое дело, когда ребенок рождается за решеткой.
Окончание следует

Advertisements

About vechnyc

Еженедельная русскоязычная газета в Нью Йорке
This entry was posted in Америка, газета and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s